Fri22092017

Обновление06:32:32

Главная»Книги»Столкновения судов»Момент последнего маневра и чрезмерное сближение |

Момент последнего маневра и чрезмерное сближение

Выражение "момент последнего маневра" находится в близком, если не в прямом родстве с тем, что достаточно туманно определяется как "чрезмерное сближение". И хотя каждый моряк знает, что ему следует избегать и того, и другого, он не располагает никакими критериями, позволяющими определить их пределы. В пятой главе была сделана попытка подойти к определению практических значений "чрезмерного сближения" с использованием гипотетического судна специфических характеристик и размерений. Но очень сомнительно, что то же самое можно сделать в отношении еще более неуловимого понятия - "момент последнего маневра".

Поскольку целью Правил является предупреждение развития ситуации чрезмерного сближения, то концепция "момента последнего маневра" по существу мало что значит для благоразумного моряка: если он может избежать первое, ему не грозит второе. Там не менее при всей абстрактности термина он может встретиться с грубой действительностью, когда дело дойдет до адмиралтейского суда, и по одному этому заслуживает внимания.

Соотношение между чрезмерным сближением и моментом последнего маневра можно представить в виде мишени, на которой "яблочко" - это столкновение, соседний круг - момент последнего маневра, следующий - область чрезмерного сближения и внешний круг - район, в котором Правила не применяются. Однако эта "мишень" отличается от традиционной тем, что демаркационные линии между концентрическими кругами размыты, как между цветами радуги.

В таких условных областях жесткой регламентации лучше избегать, но определенные правила поведения в момент последнего маневра могут быть извлечены из судебных решений, которые имеют значение не только для рассмотренного дела.

В комментарии к ранее существовавшему Правилу 27 ППСС-48 об особых обстоятельствах Марсден отмечал: "Вахтенному помощнику на судне, которое сохраняет своей курс и скорость, всегда трудно определить, когда приходит время действовать. Если он действует слишком рано, он может свести на нет действия другого судна по уклонению и будет в этом обвинен. С другой стороны, может наступить момент, когда он должен предпринять самостоятельные действия. Определенную точку, в которой ему следует это сделать, определить трудно, и тут ему предоставлена некоторая свобода. Если будет доказано, что помощник тщательно наблюдал за другим судном и сделал все от него зависящее, чтобы правильно выбрать этот самый момент, он не будет признан виновным. Хотя, как потом может выясниться, он ждал слишком долго или действовал слишком рано. ".

Американский авторитет Джон У. Гриффин в книге "О столкновениях" непреклонен в отношении того, что "если судно не по собственной вине внезапно поставлено в опасное положение, оно не должно обвиняться, если действия, которые оно предпримет в стрессовой ситуации, оказываются ошибочными". В подтверждение этого он цитирует множество судебных решений.

Более того, он утверждает, что "судно, которое само ответственно за создание опасной ситуации, не может использовать ее в оправдание собственных ошибочных действий. Если его предыдущая ошибка (несвоевременные действия с тем, чтобы уступить дорогу) привели или способствовали возникновению опасности, оно не может взывать к принципу ошибки в момент последнего маневра".