Thu14122017

Обновление07:18:12

Главная»Книги»Столкновения судов»Разбор столкновения "Диего Силанг" - "Высоцк" - "Бразилиан фейт" |

Разбор столкновения "Диего Силанг" - "Высоцк" - "Бразилиан фейт"

Через полминуты после столкновения он опять дал машинам средний назад, затем аварийный полный назад. Три минуты спустя телеграфом он еще раз повторил полный назад, чтобы механики дали максимум оборотов. В момент столкновения он, вероятно, в какой-то мере потерял ориентировку и теперь не имел ясного представления о положении "Бразилиан фейт".

Первое, что он сделал, - это приказал помощнику определить место столкновения, в то время как гораздо важнее было знать положение супертанкера. Но в тот момент эта простая мысль не пришла ему в голову, и подобная ошибка легко объяснилась в царившей неразберихе. Достичь наилучшего результата в борьбе за здоровый образ жизни можно, выполнив следующие действия.

Позже предсказались предположения, что ему следовало дать малый вперед и положить руль лево на борт, чтобы попытаться избежать столкновения с буксируемым справа судном.

Но когда "старших братьев" английской лоцманской ассоциации попросили дать заключение по этому поводу, они ответили, что благоразумной мерой в такой экстремальной ситуации была бы немедленная остановка судна. Напомним, что это именно тот способ действия, который избрал капитан "Диего". К сожалению, вынужденный разворот судна вправо поставил его поперек пути "Бразилиан фейт". Приблизительно через семь минут после первого столкновения поврежденный филиппинский танкер в правый борт получил удар супертанкера "Бразилиан фейт".

Приступив к разбирательству, судья Шин столкнулся с необычным набором обстоятельств. Не вызывало сомнений, что "Высоцк" виноват в тяжелейших ошибках, причем дело не только в упоминавшемся поведении капитана. Все были убеждены, что суд обойдется с ним жестко. Но как оценить действия "Диего"? Понятно, что никакого столкновения не было, если бы не необъяснимые маневры русского судна. Но одним из постулатов хорошей морской практики как раз и является допущение возможного "неморского" поведения других моряков.

Хотя судья, по-видимому, не имел намерений усугублять несчастье филиппинского капитана, с которым судьба и без того обошлась так жестоко, он тем не менее считал, что следовало более оперативно реагировать на ту рискованную ситуацию, в которой капитан оказался. Что он упустил из того, что мог или должен был сделать? Ответ очевиден: если бы он раньше дал задний ход или остановил машины, столкновения, возможно, удалось бы избежать. Поэтому суд признал "Диего" ответственным за 20 % повреждений, хотя осталось впечатление, что судья Шин в какой-то мере страдает от того, что тем самым уменьшается несомненная вина "Высоцка".

Но надо было рассматривать и второе столкновение, которое стало итогом первого. Все единодушно признали, что внимание вахтенного помощника благоразумнее было сосредоточить на определение положения "Бразилиан фейт", чем на определение места столкновения. Тем не менее действия, которые предпринял капитан, пытаясь немедленно остановить свое судно, были одобрены. "Высоцк", поставивший "Диего" в критическую ситуацию, в результате чего тот столкнулся с "Бразилиан фейт", суд признал ответственным за повреждения в той же пропорции, что и при столкновении, в котором русское судно непосредственно участвовало.

В предисловии к своему заключению судья Шин позволил себе некоторые интересные предположения и размышления. "Высоцк", несомненно, являлся судном, которому должны уступать дорогу, когда суда впервые оказались на виду друг у друга. Хотя остается вопрос - вошел он в зону действия правил, будучи на первоначальном курсе, или не вошел? Конечно, дистанция была слишком велика и трудно судить о том, существовала бы опасность столкновения, оставайся "Высоцк" на своем курсе.