Thu14122017

Обновление07:18:12

Главная»Книги»Столкновения судов»Разбор столкновения "Джордж С. Эмбирикос" - "Эрколе" |

Разбор столкновения "Джордж С. Эмбирикос" - "Эрколе"

Здесь возникает другой интересный вопрос, который был выдвинут адвокатами "Эрколе" и который никогда не был удовлетворительно разрешен. Он касается того, какие правила в данном случае должны были применяться: для расхождения судов на виду друг у друга или для условий ограниченной видимости. И это было главным пунктом, подчеркнутым в апелляции.

В хорошо известном случае столкновения "Дженимара" и "Лэрри Ли", который описан в следующей главе, суда сближались на курсах, различающихся на 13°, при видимости, оцененной судами в 3-4 мили. Судья Брэндон придерживался в том случае мнения, что действовали правила расхождения на виду друг у друга. Говоря сухим официальным языком, вывоз тбо (твёрдых бытовых отходов) - это деятельность, подразумевающая изъятие отходов в местах их сбора за определённый промежуток времени. Тем не менее в данном деле (всего несколько месяцев спустя) при аналогичной видимости (по заявлению грека) тот же судья посчитал, что действуют правила для ограниченной видимости. По иронии, адвокат "Эрколе" пренебрег тем фактом, что на подзащитном судне не признают визуального обнаружения "Эмбирикоса" на дистанции более 6-7 кб, и основывал свою защиту на свидетельстве греков. В результате он признал, что его судно виновно в очень плохом наблюдении.

Очевидно, однако, что, если второй помощник "Эмбирикоса" видел "Эрколе" приблизительно в 3 милях (или, возможно, немного меньше), причем после кратковременного обнаружения в 5 милях, он мог бы избежать столкновения с итальянским судном поворотом вправо по крайней мере за минуту или две до катастрофы. У него также было достаточно времени для оценки ситуации перед принятием решения. Поэтому поворот влево в экстремальной ситуации не может быть оправдан. Даже если он не видел "Эрколе" второй раз до того, как оно было в 2,5 мили, было еще полных пять минут перед столкновением.

В предыдущем случае с судами в почти идентичных позициях и с идентичными скоростями идущая на север "Фабиола" (в положении, соответствующем "Эмбирикосу") не видела судна, следующего на юг, до тех пор пока не оказалась менее чем в миле. Тем не менее она была признана виновной в повороте влево.

Приходит в голову мысль, что второй помощник "Эмбирикоса", однажды решив, что суда разойдутся правыми бортами, по-видимому, не был готов рассмотреть любую другую возможность. Его показания (по меньшей мере от времени повторного обнаружения) кажутся сомнительными и не сходятся с "фактами". Цитирую по материалам суда: "В какой-то момент греческое судно увидело зеленый и красный огни, заключив после этого, что итальянское судно приближается к нему опасно близко. В конце концов оно повернуло резко влево (положило руль лево на борт), пытаясь избежать столкновения. Этот маневр не привел к успеху, произошло столкновение, и причинены повреждения. "

Мы знаем, что на греческом судне вместо этого видели красный огонь (если вообще что-то видели), обнаружив его по меньшей мере за пять минут. Как это увязать с намерением разойтись правыми бортами, понять трудно. Суд принял во внимание, что на "Эмбирикосе" раньше, чем на "Эрколе", оценили ситуацию с помощью локатора. Само по себе это очень недостаточное свидетельство квалификации вахтенного помощника. Если он пришел к заключению, что итальянское судно пройдет в 0,3 мили по его правому борту при переменной видимости и при этом был готов ничего не предпринимать, значит, он, действительно, имел очень слабые навыки, чтобы разобраться в ситуации. То, что второй помощник не вызвал капитана, «судом не было отмечено, но это наводит на мысль, что он, возможно, не сознавал опасности до тех пор, пока не переложил руль лево на борт.

Суд признал "Эрколе" ответственным за три пятых убытков.

Его капитан был обвинен в изменении курса вправо без достаточных к тому оснований. Но это, скорее, ошибка в величине или времени отворота, чем принципиальный промах. Действительно, он ясно Отдавал себе отчет, что налицо риск Чрезмерного сближения и, чтобы его избежать, необходимо что-то предпринять.

Второй же помощник на "Эмбирикосе" не делал ничего, если не считать неудачного поворота влево в самый последний момент. Даже если бы "Эрколе" не отворачивало (а это все равно создавало опасную ситуацию), он так бы ничего и не предпринял. При таких обстоятельствах трудно объяснить отнесение большей вины на итальянское судно, если только не считать, что с капитана спрос больше, чем со второго помощника.