Fri22092017

Обновление06:32:32

Главная»Книги»Столкновения судов»Разбор столкновения "Эссо Читтагонг" - " Томасеверет" |

Разбор столкновения "Эссо Читтагонг" - " Томасеверет"

При первичном рассмотрении дела судья Паркер признал "Томасеверета" полностью виновным. В апелляционном суде под председательством лорда Брэндона это решение поддержали без разногласий, хотя второстепенные выводы нижнего суда вызвали некоторые споры.

Адвокат "Томасеверета" не отрицал вины своего судна.

Однако он настаивал на последней ошибке "Эссо Читтагонга", заявляя, что перекладка руля право на борт и последовательное увеличение хода до малого и среднего (после того, как с него увидели поворот влево "Томасеверета") способствовали столкновению. Адвокат утверждал, что первоначальные действия капитана "Эссо Читтагонга «явно опрометчивы. Увидев, что после поворота вправо "Томасеверета" стали видны оба его бортовых огня на курсовом менее румба слева по носу, ему следовало убедиться, не является ли это началом дальнейшего поворота вправо на курс, проходящий прямо через него. Далее адвокат утверждал, что вслед за перекладкой руля право на борт и увеличением хода до малого (чтобы усилить действие пера руля), на "Эссо Читтагонге" допустили еще одну ошибку, увеличив ход до среднего вперед, несмотря на то, что к этому моменту красный огонь "Томасеверета" закрылся и стал виден зеленый. Адвокат также предположил, что раньше на "Эссо Читтагонге" сделали еще одну ошибку, не обратив внимания на поворот "Томасеверета" с курса 155° на 180°, а это в свою очередь привело к последующим неверным действиям.

Судья лорд Брэндон передал эти заявления на рассмотрение экспертов, и они дали заключение, что капитан "Эссо Читтагонга", переложив руль право на борт и увеличив ход до малого, - поступил правильно. Также соответствовало хорошей морской практике и увеличение хода до среднего вперед после обратного поворота влево другого судна. То, что на "Эссо Читтагонге" не заметили первоначального изменения его курса, эксперты сочли несущественным.Статусы для одноклассников смешного содержания демонстрируют прекрасное настроение и расположение духа и способны развеселить окружающих.

Ранее эксперты дали заключение по определению ошибок "Томасеверета". Они нашли, что именно это судно создало основу для развития ситуации чрезмерного сближения, когда в 20.38 повернуло со 155 на 180°. Это и послужило катализатором для дальнейших ошибок, приведших к столкновению.

По-морскому следовало держаться достаточно далеко от района приема лоцманов, в который (это было очевидно) войдет "Эссо Читтагонг" для приема лоцмана. Оно могло сделать это, либо пройдя несколько к востоку от района приема лоцманов (зона с радиусом в 3 кб от плавмаяка), либо пройдя к западу от "Эссо Читтагонга".

Эксперты посчитали, что первоначальной ошибкой стал поворот "Томасеверета" на неправильный курс. Он еще больше усложнил ситуацию неблагоразумным увеличением хода при прохождении района приема лоцманов, где не исключалась встреча с другим судном. В этой ситуации следовало идти со скоростью не более 4 уз.

Затем экспертов попросили прокомментировать поворот "Томасеверета" со 180 на 190° и последующее возвращение на первоначальный курс после того, как на нем услышали один гудок "Эссо Читтагонга" и заметили его поворот вправо. Они ответили, что попытка возобновить поворот после изменения курса вправо до 180° противоречит хорошей морской практике. Когда "Эссо Читтагонг" дал гудок о своем повороте вправо, следовало переложить руль право на борт и дать машинам полный назад. Это позволило бы уменьшить продвижение судна вперед и повернуло бы его нос вправо. Судья принял это заключение и отклонил апелляцию.

Могло показаться, что в данном случае налицо непоследовательность: "Томасеверета" признали виновным в увеличении скорости после выхода в открытое море и сдачи лоцмана, а "Тролл ривер" признали невиновным за то же самое. На "Тролл ривере", однако, имели все основания полагать, что идущее на вход судно в ожидании приема лоцмана будет держаться в стороне от него и не станет стеснять его движение. Если бы "Томасеверет" обходил район приема лоцманов, вопрос о его скорости никогда бы не возник, но он выбрал курс, ведущий именно в такой район, где был обязан держаться в стороне от судов, законно плавающих внутри границ этого района.